Меню
12+

«Камышлинские известия». Газета муниципального района Камышлинский

30.10.2020 09:07 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 81 от 30.10.2020 г.

Суровые испытания

Автор: Илюся Гайнуллина

30 октября — День памяти жертв политических репрессий, который впервые был отмечен в 1991 году.

Репрессии периода 30-х годов не обошли стороной и Камышлинский район, тогда он назывался Байтугановский. Многие его жители подверглись массовым репрессиям. В основном они носили экономический характер. На селе, пожалуй, наиболее массово пострадавшей от репрессий частью жителей стали представители кулачества и середняки, либо те, кого власть посчитала пособником кулаков, "подкулачники".

В очередной раз основным источником для статьи стали архивные документы, справки, свидетельства о рождении и смерти и т.д., предоставленные архивным отделом администрации района. Из них мы узнали о людях, чьи судьбы были искалечены политическими репрессиями. В сборе информации большую помощь оказали сотрудники Камышлинской библиотеки. Много информации удалось найти в сети Интернет. Надеюсь, ныне здравствующие родственники не будут иметь возражений, если в статье будут упомянуты данные о репрессированных потомках.

Шайхутдин Хасаншин из села Новое Усманово к 1930 году имел во владении дом, крытый железом, сельхозинвентарь, по одной лошади и корове, пять овец, сарай, конюшню, амбар, веялку. Семью раскулачили — конфисковали все имущество, и оставили семье лишь двух овец и амбар, лишили избирательных прав на аренду мельницы и земли, а супругов, в том числе троих детей, выбросили на улицу. Трудно даже представить себе такое, чтобы можно было так просто зайти в дом, отобрать обычные вещи и еду, не думая о семье, о детях.

А вот участь еще одной раскулаченной семьи куда печальнее. Кашаф Даудов из села Балыкла, 1888 года рождения, был привлечен по статье 61 УК за не сдачу хлебных излишков и в итоге раскулачен в 1931 году по решению Байтугановского РИКа. Семья жила неплохо по тем временам, и всё нажитое хозяйство, по свидетельствам очевидцев, являлось результатом общего труда каждого члена семьи, достигнутое путём ежедневного кропотливого и тяжёлого труда не одного поколения. Все имущество у семьи конфисковали и передали в колхоз, одежда, домашняя утварь, посуда были проданы на торгах в пользу колхоза. А семью — самих супругов, сына и несовершеннолетнюю дочь — выслали на спецпоселение в поселок Касьяновка Иркутской области.

Семья Ивана Корякова, жителя деревни Дурасово, никогда не бедствовала, но и богато не жила. Супруги всегда имели небольшое хозяйство, никогда не брали работников в наём, а всегда и везде обходились сами, рассчитывая только на свои силы. В 1933 году их семью из трех человек раскулачили за отказ выполнить требования по продовольственному налогу — все имущество отобрали, хотя из дома не выгнали. Сын супругов Александр, который родился в 1940 году, помнит, как мать рассказывала о раскулачивании семьи и конфискации имущества: "Отобрали трех лошадей, жеребца и корову, пять овечек и девять центнеров пшеницы. Все увезли на трех подводах. В доме не осталось никаких запасов. Родители и сестра-подросток, оставшись без скотины, вынуждены были голодать. Отец погиб на фронте в 1942 году, похоронен в деревне Холм Тверской области, мать — в 1982 году".

Под видом кулаков была выселена семья Мингали Галлямова. Из рассказа дочери Миннисы Мингалиевны Гашигуллиной: "Мой отец родился в 1874 году в селе Новое Ермаково и умер в городе Боготол Красноярского края. В 1930 году по решению заседания президиума Байтугановского райисполкома и постановлением Байтугановского райштаба от 5 февраля 1930 года нашего отца лишили избирательных прав, надели ярлык "ярый кулак" и "торговец" хлебными излишками и выселили с тремя детьми из района по первой категории. На момент репрессии семья имела два дома, надворные постройки, живность, сельхозинвентарь.

Я успела выйти замуж и избежать выселения. Удалось избежать выселения и брату. Только 18 октября 1991 года на основании закона РФ "О реабилитации жертв политических репрессий" все члены семьи, которые были высланы, посмертно реабилитированы".

Семья Ивана Костякина из села Чувашский Байтуган пережила революцию, гражданскую войну. А во время коллективизации раскулачили как кулаков — торговцев, имущество конфисковали. На семью начались гонения. В конце концов, выселили из дома. В документах Байтугановского райисполкома в списке высылаемых кулацких семей на 1930 год в Астраханскую область указаны: глава семьи Илья Костякин в возрасте 60 лет, супруга Евдокия Костякина — 60 лет, сын Иван Костякин — 18 лет, Анна Костякина — 13 лет. На момент применения репрессии А.И. Костякин и его члены семьи имели в собственности дом с надворными постройками, живность.

В 30-х годах в районе было арестовано и осуждено по политическим обвинениям несколько десятков человек. В ходе поисковой работы удалось выяснить несколько фамилий. Закир Ахметгалиев, уроженец села Старое Ермаково, приговорен по ст. 58-10 (контрреволюционная пропаганда или агитация) к 2 годам заключения в концлагере. Абдулла Ганеев, уроженец села Новое Усманово, приговорен по ст. 58-7 (вредительство) и 58-11 (контрреволюционная организационная деятельность) к 10 годам заключения в концлагере. Гариф Шакиров, уроженец и житель села Татарский Байтуган, приговорен по ст. 58-10 к 3 годам заключения в концлагере. Ибрагим Юнусов, уроженец села Камышла, проживал в селе Давлекулово, в 1937 году приговорен по ст. 58-10 к 10 годам заключения в концлагере. И многие другие…

Судьбы односельчан, представленные в статье, очень разные. Но есть то, что объединяет их всех. Это — репрессии и много горя, выпавшее на их долю.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

7